четверг, 12 ноября 2015 г.

С Тихой до Судана: аэроботы и катера из маленького цеха во Владивостоке расходятся по всему миру

    Небольшое предприятие на Тихой не пустует ни зимой, ни летом — здесь строят катера и аэроботы для рыбаков, МЧС, работников нацпарков и заповедников. Покупатели находятся и в России, и за рубежом. Корреспонденты VL.ru побывали в цехе компании «ВладТехноМарин» (Никифорова, 53-28) и посмотрели, как живет малое судостроение во Владивостоке.


В цехе строят катера и аэроботы, собирают двигатели и редукторы — тоже, оказывается, очень востребованное производство.
«Я понял, что в России есть потребность в двигателях, которые работают с воздушными винтами», — рассказывает директор предприятия Сергей Виноградов. Сам он — инженер-механик, выпускник кафедры кораблестроения ДВГТУ. Работал на «Дальзаводе», после организовал авторемонтную мастерскую. А лет 12 назад запустил производство двигателей для катеров.

«Начали переделывать под эти нужды японские моторы — конвертировать. Их можно использовать для малой авиации, для вездеходов, — продолжает Виноградов. — Развернули производство редукторов для этих двигателей, электрики. Больше тогда в России этого никто не делал». Двигатели берут на разборках — японские, с небольшим пробегом. Причем берут именно автомобильный, а не лодочный мотор.
У лодочного другое расположение деталей, и он просто не предназначен для передвижения по льду, болотам и другим труднодоступным местам. Специалисты переделывают всю электропроводку, перекомпонуют все агрегаты, впускную систему, воздушный фильтр, амортизаторы, крепления. На место коробки передач устанавливают редуктор, который понижает обороты двигателя до нужных. Потом тестируют, упаковывают и отправляют покупателю.

Механик Юрий Кикта занимается сборкой и установкой моторов. «Мы полностью разбираем двигатель, снимаем навесное оборудование. Смотрим сальники, ремень ГРМ, все места, где могут быть потеки масла, ролики. Потом красим пульверизатором и собираем, — рассказывает мастер. — Краска специальная, придает алюминию прочность, надежность, защищает от коррозии».
Сейчас предприятие обеспечивает около 50% российского рынка судов на воздушных подушках редукторами (их делают своими руками). А вот от перекомпоновки двигателей постепенно хотят отказываться — планируют запускать полностью свое производство.
Лет десять назад запустили выпуск маломерных судов — начинали с катеров. И сейчас чего только ни делают: рыболовецкие шхуны, аэроботы для МЧС, вездеходы, которые могут зимой ездить по болоту, грунту, льду. Сейчас в производстве — пять аэроботов, один из которых большой. Самый крупный заказ — паром «Тайфун-2000» с двумя моторами, опускающейся аппарелью. 2000 — это условная грузоподъемность судна в тоннах, хотя можно на нем перевозить и больше.
До кризиса в компании работало 30 человек — из-за финансовых сложностей пришлось сократить штат до 20. Многие из работников — «многостаночники», как бригадир слесарей и конструктор Андрей Чигорин: он работает над корпусами судов и шутит, что сперва деталь проектирует на компьютере, а потом переодевается и идет за станок, вытачивать. «Вот, например, строим аэробот — у нас разные модификации, их около десятка, морских катеров столько же, — показывает он. — Аэробот, который вы видите, — это серийная модель.
А вот сейчас на компьютере для ТИНРО разрабатываем новый морской катер в традициях старых тягловых тихоходных катеров, которые предназначаются для рыбной ловли. Он будет экономным и легким. Выпустим в этом году. Вообще же производственный цикл в среднем занимает около месяца, есть даже проекты, которые делаются за две недели. Если разрабатываем с чертежа, то дольше».

На немецком станке с числовым программным управлением работает наладчик Андрей Плетминцев. На этом станке можно производить механическую обработку. Предполагается, что размеры детали будут примерно 30х30 сантиметров, но мастера приноровились и теперь даже лопасти воздушных винтов делают в этой машине, постепенно пододвигая. «Кладешь кусочек материала, нажимаешь кнопку — вытаскиваешь уже готовую деталь, — объясняет мастер. — На стойке задается вся информация о детали, таблица инструмента».

Вообще, рассказывает Сергей Виноградов, кризис сильно подкосил производство. Корпуса и детали катеров и аэроботов делают из алюминия — его закупают в «Русале». Еще в прошлом году кило сырья стоило 170 рублей, после валютных скачков — около 350 рублей. Кроме алюминия, кстати, для днищ аэроботов используется специальный морозостойкий пластик — высокомолекулярный полиэтилен. Его закупают за границей. В целом же в производстве — около 90% отечественного сырья.
Обычно рыбаки активизируются к весне — к теплу у судостроителей работы будет достаточно. Но и сейчас тоже не простаивают: на стапеле собирается корпус шхуны проекта «Рыба 9900». Рядом — почти готовый аэробот. Его отправят в нацпарк в Ленинградскую область.
Продукция идет и за границу — в Монголию, Китай, Лаос, Судан. Кстати, с кризисом частные лица стали меньше заказывать технику. Чего, впрочем, не скажешь о госструктурах — МЧС, заповедниках, национальных парках. «Мы же не продавцы, а технари, — разводит руками директор. — Мы строим. А покупатели — они сами находятся…»
Источник — VL.ru

Комментариев нет: